7News

Омелян Курта: "Гибель пассажиров "Титаника" всю жизнь стояла у деда перед глазами"

Культура | 14 апреля 2018, 12:14
Омелян Курта:  Гибель пассажиров  Титаника  всю жизнь стояла у деда перед глазами

Весной 1912 года 32-летний Юрий Курта из села Червенево возвращался с заработков в Америке - он был пассажиром корабля "Карпатия", который первым пришел на помощь утопающим на рассвете 15 апреля. Деревянный грекокатолический крест с распятием стоит на обшарпанной каменной тумбе посреди поля на границе села Червенево в Мукачевском районе в Закарпатье. Проходя мимо, селяне набожно крестятся и поднимают взор к небесам. Кому пришло в голову ставить крест посреди чистого поля? Сегодня лишь немногие в селе знают, что он установлен в память о жертвах морской катастрофы прошлого века - пассажирах и экипаже легендарного "Титаника".    Отправили домой из-за травмы Этот крест с выкрашенной в красный цвет кованой оградкой - все, что осталось от памятного комплекса о погибших, который за собственный счет установил на границе своего поля местный житель Юрий Курта. По воле судьбы он стал одним из свидетелей гибели самого большого на тот момент пассажирского лайнера в мире. Курта, как и многие жители Закарпатья в начале XX века, искал лучшей жизни за океаном: кто выезжал на заработки в Канаду, кто в Австралию, а Юрий Ильич выбрал курс на Америку. Случилось несчастье - во время работы в глаз попал камешек, зрение было частично утрачено. С солидной выплатой по страховке и сопровождающим Юрия отправили домой. На тот момент ему было 32 года, дома ждали жена и трое сыновей. 14 апреля 1912 года он, размышляя о безбедном теперь будущем его семьи на родине, засыпал в каюте на корабле "Карпатия". "Карпатия" поймала сигнал бедствия "Карпатия" шла в Средиземное море, в Триест, откуда Юрий собирался уже на поезде добираться домой.   - Дед умер в 1960 году, когда мне было уже 20 лет, поэтому я хорошо помню его рассказы о трагедии, - рассказывает "КП" в Украине" внук свидетеля катастрофы из закарпатского села Червенево Омелян Курта. - Он до конца жизни не мог забыть тот кошмар, который испытал, видя гибель сотен людей в открытом океане. Несколько лет после приезда совсем не мог спать - все время снился "Титаник" и его жертвы.   В ночь с 14 на 15 апреля пассажиры "Карпатии" ощутили резкое похолодание. Оказалось, отключили отбор пара и подогрев воды, чтобы всю мощь котлов направить на увеличение скорости. Всех пассажиров "Карпатии" разбудили, просили освободить каюты для пострадавших. Объяснили: около полпервого ночи приняли сигнал SOS и спешат на место бедствия.   На корабле развилась бурная деятельность по подготовке к оказанию помощи, как тогда считали на корабле, двум тысячам спасенных с терпящего бедствие судна. Стюарды варили кофе, сносили горячие и горячительные напитки, пледы, готовили лебедки для подъема раненых и детей. Однако, прибыв на указанные "Титаником" координаты, "Карпатия" не увидела никаких следов катастрофы. И лишь на рассвете удалось разглядеть крохотные шлюпки на глади океана и море белых жилетов, которые должны были спасти людей от утопления. Сейчас они удерживали на поверхности умерших от переохлаждения.    Через три часа после приема сигнала бедствия на борт "Карпатии" удалось поднять чуть больше семи сотен пассажиров - тех, кто смог укрыться в шлюпках, кого не убило во время разрушения корабля, кто не утонул и не умер в ледяных водах океана.     - О приеме пострадавших и перемене курса предупредили - люди же заплатили деньги за билет, и немалые, - рассказывает Омелян. - В каком классе плыл дед, не скажу, но денег он тогда хорошо заработал, плюс страховка. Пассажиры потонувшего лайнера очень перемерзли в воде. Деду больше всего запомнились рыдающие дети, оставшиеся без родителей, и матери, у которых погибли дети.   Так как еды для такого количества людей на долгое путешествие не хватило бы, решили вместо следования в Триест вернуться в Нью-Йорк. Здесь высадили пострадавших и вернулись обратно на свой курс.   - В Триесте дед попрощался с сопровождающим, тот вернулся в Америку, а дед поехал домой, в Закарпатье, - отмечает Омелян Курта. - Дома страшное зрелище гибели людей с "Титаника" у него все время стояло перед глазами, голова раскалывалась от стресса. Но дед до конца жизни рассказывал о ней детям, внукам.   Памятник разрушили в 1960-х   Трагедия легла камнем на душу закарпатца, и даже привезенное из Америки богатство не так радовало его. И Юрий Ильич решил: он обязан поставить памятник жертвам катастрофы.   - Дед общался с известным тогда исследователем Теодором Легоцким, который как раз проводил в окрестностях нашего села раскопки - искал следы дохристианских поселений, - рассказывает Омелян Курта. - Тот идею поддержал и вызвался сделать эскиз, а затем посоветовал хорошего каменщика, немца Экшмидта из села Паланок, потом - мукачевского кузнеца Мондика, который изготовил кованый забор с ангелами по углам. Памятную табличку с упоминанием "Титаника" и его погибших пассажиров заказал в литейном цеху графа Фридьеша Шенборна. На все это дед дал деньги из своего кармана, а памятник решил установить при дороге между селами Червенево и Домбоки. Эту часть поля благодаря Легоцкому, который был еще и юристом, удалось отсудить у ростовщиков. Памятник представлял собой пьедестал из нагроможденных друг на друга трех тумб, каменного креста, кованой ограды с растительным орнаментом и ангелами, а в нишах тумб поместили картины.   - Кажется, эти картины дед заказывал у тогда еще молодого живописца Иосифа Бокшая из Закарпатья, - продолжает Омелян Юрьевич. - На одной был нарисован тонущий корабль, вокруг него в белых от пены волнах гибли люди. На второй - еще один корабль, выплывавший из белого тумана. Может, это и была "Карпатия". На заднем плане - Иисус Христос, идущий по морю.   Когда памятник был готов, дед Омеляна Курты договорился о последнем шаге перед его открытием - освящении. Но тут умер Легоцкий. Решили заказывать другую памятную табличку - с упоминанием и его имени, из латуни. Открыли и освятили монумент в 1915 году во время Первой мировой войны.         - Судьба памятнику была уготована незавидная - вскоре табличку украли, говорят, какой-то цыган решил, что блестящий на солнце металл - золото, - рассказывает внук свидетеля катастрофы. - В начале 30-х у православной общины отобрали церковь в пользу униатов, которых в селе было меньше двух процентов. Как-то накануне Троицы мой отец, которому в наследство досталось поле, пошел косить клевер вокруг памятника. Каким же было его удивление, когда там траву уже косил куратор униатов. Заявил, мол, по решению их епархии все кресты на территории села теперь принадлежат им вместе с прилегающей территорией 20 на 20 метров. Никакие доводы, что крест не обычный, да и сделан за счет его отца, моего деда, не подей­ствовали, и суды не помогли.   Спустя еще какое-то время поцарапали картины, но их отреставрировала монахиня Домбоцкого монастыря. Но в 60-х по указанию компартии памятник полностью разрушили, фрагменты вывезли на ферму и выбросили в гной, кованую ограду украли. Только спустя более 30 лет удалось отыскать фрагменты памятника, за исключением одной тумбы, и крест благодаря стараниям священника села Червенево Василия Гангура. Их вновь водрузили на прежнем месте - фундамент сохранился. Правда, состояние оставляет желать лучшего - прошло более сотни лет, камень постарел. Крест заменили деревянным - временно. Картины пропали бесследно.   Кстати Внук вспомнил о пересказанной дедом трагедии в своей книге После катастрофы, свидетелем которой пришлось стать, Юрий Курта не побоялся еще раз отправиться за океан - пробыл на заработках до 1925 года. Вернувшись в село, стал зажиточным крестьянином. Был дважды женат - первую супругу в 27 лет убило молнией, она оставила троих детей. От второй родилось еще пять. Его внук, 78-летний Омелян Курта, на пенсии решил писать книги, в одной из которых пересказал историю о гибели "Титаника", рассказанную дедом.

По материалам: kp.ua
Добавить комментарий:
:D :lol: :-) ;-) 8) :-| :-* :oops: :sad: :cry: :o :-? :-x :eek: :zzz :P :roll: :sigh:
 Введите верный ответ     
Комментариев (0)