7News

“Вини себя, рыдай, умирай и никому не говори”. Жертва анорексии, психотерапевт и диетолог рассказывают об опасном заболевании

Украина | 10 октября 2018, 20:46
“Вини себя, рыдай, умирай и никому не говори”. Жертва анорексии, психотерапевт и диетолог рассказывают об опасном заболевании

Анорексия и булимия - заболевания, от которых страдают, в основном, девушки. Некоторые могут жить с булимией десятилетиями, и никто из близких не заподозрит проблемы.

“Как-то раз я не заметила, как две недели питалась примерно на 500 ккал в день. И еще около двух недель какой-то стремной кашей с ложкой замороженных овощей. Без сахара, соли, масла. Без ничего. И блевала при этом”.

Это - воспоминания киевлянки, которая почти десять лет боролась с расстройствами пищевого поведения [РПП]. 550 ккал - примерно пятая часть суточной нормы килокалорий для человека, но даже это кажется чересчур большой порцией для тех, кто страдает от анорексии - навязчивого желания похудеть. Рука об руку с ней обычно булимия - неконтролируемое переедание, когда в результате от “наеденного” избавляются, намеренно вызывая у себя рвоту. Иногда по несколько раз в день.

Моя собеседница просит не указывать ее настоящее имя. Пик заболевания пришелся для нее на 22-23 года. При росте 175 см ее вес опускался до минимальной отметки в 43 кг. Сейчас ей тридцать и она “в завязке”. Начала вести микроблог в Твиттере, чтобы рассказать другим о своей проблеме.

“РПП возникли на почве неоднократно пережитого насилия в детстве - как в семье, так и в школе. Низкая самооценка с неприятием себя накладывались на социальные требования к тому, как должна выглядеть женщина, и на невозможность достичь глянцевого идеала”, - рассказала НВ девушка. Назовем ее Евгенией.

“Общество нормализует это. Шуточки про заедание стресса, походы к холодильнику и все такое. Все бы ничего, если бы при этом существовал адекватный дискурс о болезнях. Но нет, шути шутки, жри молча, тайком, вини себя, рыдай, умирай и никому не говори. Потому что болеть стыдно”, - писала Евгения в своем блоге.

  Деструктивные стереотипы транслируются отовсюду: из телевизора и комедийных шоу, в шутках про “запретный тортик”, анекдотах про “не после шести” и установках, что “красота требует жертв”. Порой их озвучивают и знаменитости. Можно вспомнить опубликованную весной этого года колонку телеведущей Ольги Фреймут для одного из глянцевых журналов,  в которой она дала советы для “настоящих леди”:

“Настоящей леди никогда не холодно, и она не хочет есть. И в туалет она также не хочет. Если она хочет есть, то где-то уже дома, чтобы никто не видел. Меня, например, мама еще со школы, когда мы жили очень небогато, кормила утром манкой, чтобы я, приходя на день рождения к своим подругам, ничего не ела. Жестокие методы, но они действовали. Я всегда имела достойный вид, пусть даже в 8 лет”.

Нервная анорексия действительно проявляется в очень раннем возрасте. Диетолог-консультант по здоровому питанию Светлана Лебединская акцентирует внимание на возрастной группе 12-17 лет. Именно в этом возрасте подростки обычно стремятся выглядеть “классно”, ищут себе кумира, хотят как-то отличаться от родителей и выделяться среди сверстников.

У Евгении первые “тревожные звоночки” начались в 15 лет. Тогда она считала, что нет ничего страшного, если “помочь себе пальцами”, когда объелась до тошноты.

“Я думала, это легкий и быстрый способ избавиться от тяжести в желудке. На самом деле - нет”, - вспоминает собеседница.

Лебединская называет анорексию “неврозом, спрятанным в фантике”. В стремлении сбросить вес девушки подсаживаются на антидепрессанты - например, флуоксетин. Его побочный эффект - отсутствие аппетита.

  Именно поэтому #флу [флуоксетин] - один из самых распространенных хэштегов, объединяющих посты и паблики по теме РПП в разнообразных соцсетях. Рядом с ним хэштеги вроде #ана [анорексия], #мия [булимия] и #40 кг - идеал худеющих. В таких сообществах стремящиеся похудеть хвастаются “достижениями”: сброшенными за день килограммами, ищут напарниц для диет и постят псевдомотивирующе картинки. Средний возраст пользователей, интересующихся этим, и правда меньше 18-ти. Часто в профилях девочек, пусть даже одиннадцатилетних, значится, что они состоят “в отношениях на расстоянии”.

Иногда попытки похудеть таким образом - это желание следовать моде на худобу, считает клинический психолог, эксперт по РПП Ольга Сушко. Но далеко не всегда, предостерегает она. Часто таким подросткам действительно нужна помощь:

“Это серьезное психическое расстройство с самым высоким процентом смертности. Выше, чем при депрессии. В том числе, [смерть] от истощения, отказа внутренних органов, суицид”.

Сперва сбой в организме, добавляет Лебединская, происходит на базовом уровне - в нервной системе. Затем функциональные нарушения затрагивают весь организм: это хроническое обезвоживание, истощение сердечных мышц из-за нехватки солей калия, нарушение баланса электролитов, тахикардия, гастриты, язвы слизистых оболочек. Крошатся зубы, темнеет эмаль, на лице появляются отеки.

Раньше считалось, что расстройства пищевого поведения, в основном, прерогатива женщин. Сегодня от них все чаще страдают мужчины. Преимущественно от переедания.

“От мужчин сейчас тоже немало социальных ожиданий: быть худым, подтянутым и накачанным. Поэтому и нервная анорексия, и приступообразное переедание, и булимия у мужчин сейчас встречаются все чаще”, - объясняет Сушко.

Девушки, страдающие от РПП, порой ничем не отличаются от здоровых сверстниц. Страдающие булимией могут одинаково быть и худыми, и полными, иметь модельную внешность или выглядеть непримечательно. Анорексия тоже может проявляться не сразу - часто она начинается с безобидных шагов вроде перехода на “правильное питание”, отказа от еды после шести вечера и от употребления сладкого ради худого тела.

“Вы не отличите их в толпе. Разве что на стадии “слишком”: когда очевидно истощение организма или ожирение. РПП - это серые кардиналы. При вас человек может вести себя абсолютно здраво, нормально есть, смеяться и улыбаться. А после - придет домой, объестся бутербродов, шоколада, сухих макарон и вызовет рвоту”, - объясняет Лебединская.

Девушки с анорексией могут как бы невзначай отказываться от еды: избегать совместных застолий с родственниками, брать еду из дома якобы “с собой”, а потом выбрасывать.

При этом, часто они вовсе не считают, что с ними что-то не так, и даже при сильном истощении панически боятся набрать вес. Чем больше голодают, тем хуже ситуация в целом - со временем сильно искажается образ тела. Сушко рассказывает об эксперименте: когда больных анорексией просят пройти в дверной проем, те разворачиваются боком - им кажется, они настолько крупные, что не пройдут в двери.

    “Голодающий мозг не способен адекватно перерабатывать информацию. Дефицит питательных веществ истощает его”, - поясняет психотерапевт.

О неадекватном восприятии собственного тела в своем блоге пишет и Евгения. Она вспоминает: ей постоянно мерещилось, что везде на теле - жир, даже когда это тело на самом деле больше походило на кости. В инстаграме под фотографиями анорексичек часто можно увидеть подписи вроде: “Жируха” или “Толстые ляжки”.

В рационе анорексиков обычно преобладают низкокалорийные продукты: овощи, фрукты, творог 0%, кефир, хлебцы. То, что кажется безобидным для фигуры, объясняет диетолог. При таких ограничениях в питании неизбежны срывы. В определенные периоды начинается переедание: сладкое, фаст фуд, домашняя еда и калорийные блюда. Эти периоды называют компульсивными, где компульсия - синдром, характеризующийся навязчивыми действиями, которые повторяются через произвольные промежутки времени. “Спасаются” от таких перееданий с помощью чисток, разгрузочных дней на воде, слабительных и диуретиков - мочегонных средств.

  Среди признаков, по которым можно распознать женщину, регулярно вызывающую у себя рвоту - ссадины и шрамы на костяшках пальцев, отмечает Евгения в своем блоге. Но “продвинутым” жертвам булимии пальцы могут быть не нужны. Девушка признается читателям, что научилась вызывать рвоту, просто “сжимая глотку силой мысли”.

Проверить собственное отношение к еде можно, пройдя специальный онлайн-тест. В нем, например, есть вопрос, делите ли вы пищу перед употреблением на мелкие кусочки. Болея анорексией, наша героиня Евгения ела все чайной ложкой.

Булимией же, говорит Евгения, можно болеть долго. И никто из близких не заподозрит ничего странного. А некоторые и вовсе считают такое поведение просто “девчоночьей придурью”.

Если анорексией заболевает ребенок, тревогу обычно бьют родители или другие близкие родственники. Люди старшего возраста и с другими РПП часто обращаются к специалистам сами, когда понимают, что болезнь занимает слишком много места в их жизни, делится опытом Сушко.

Евгения же советует тем, чьи близкие болеют РПП, в первую очередь, повышать психологическую грамотность и уровень психологической гигиены как для самого себя, так и для окружения. Попытки вызвать человека на разговор, предложение помощи могут вызвать агрессию и отрицание. Но наедине с проблемами людей оставлять ни в коем случае нельзя.

Обычно лечение анорексии длится несколько лет. Включает и медикаментозное лечение, и разговорную психотерапию с пациентом и его семьей.

“В США есть протоколы лечения нервной анорексии и существуют так называемые Levels of care [уровни заботы - ред. ]: на каком-то этапе достаточно семейной терапии и обучения родителей заново кормить ребенка, на другом необходимо посещение специальных центров, на каком-то - госпитализация. Все зависит от тяжести состояния. - рассказывает Сушко. - В Украине все пока не так “продвинуто”.  Есть несколько спецклиник, отдельно практикующие специалисты. По-хорошему такого ребенка ведет несколько человек: психиатр, психолог или психотерапевт, специалист по питанию, семейный терапевт”.

У Лебединской возраст клиентов с такими проблемами, в среднем, варьируется в диапазоне 25-35 лет. В своей методике диетолог не предусматривает составление специальных диетных планов. Они работают глубже: учатся менять отношение человека к себе, устранять внутренние конфликты, снимают ограничения по продуктам.

  У тех, кто пытается излечиться от РПП, могут случаться рецидивы, но эксперты не видят в этом ничего странного. К этому нужно относиться как к части лечения. Кроме того, даже если рецидив все же происходит, человек уже знает, что делать в таком случае, и быстрее справляется с такими трудностями.

“Если нет запретов на продукты, то и вероятность срывов тоже снижается”, - говорит Лебединская.

Собеседники НВ приходят к выводу: лучше всего побороть РПП получится, когда в обществе будут больше знать об этих проблемах, научатся различать тревожные симптомы, а темой похудения ради достижения идеала красоты перестанут манипулировать.

По материалам: nvua.net
Добавить комментарий:
:D :lol: :-) ;-) 8) :-| :-* :oops: :sad: :cry: :o :-? :-x :eek: :zzz :P :roll: :sigh:
 Введите верный ответ     
Комментариев (0)